?

Log in

No account? Create an account

Всё ерунда, кроме Совы на пне

Дневник Шейны Эфрос, захваченный Рато де Токс


Ютловский заказник
sheynefros





Впечатления: Настоящие герои всегда идут в обход, но всё-таки лучше идти прямой дорогой.


promo sheynefros february 3, 2015 19:01
Buy for 50 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…

Ветрянка
sheynefros
.

О неожиданностях
sheynefros
Томми Джонсон всегда думал, что брак — это полная чушь, несовершенная и устаревшая, придуманная для слабаков, не способных прожить в одиночестве.

Наверняка в окружающем мире, в том мире, от которого Томми отгородился, найдутся люди, которые его бы поддержали.

Но идея Томми не нуждалась в поддержке.

И совершенно неожиданным для него стал момент, когда он обнаружил себя томящимся у алтаря, причем мысль "я не готов" никак не хотела приходить в его светлую голову.




И пал герой в борьбе с зелёным змием
sheynefros
Он сладко спал, но так она вздыхала,
Что он, вздохнув, был вынужден, проснуться. (ц)


Некоторые сознательные читатели почему-то считают, что бой, непременно происходящий между героем и злодеем, является кульминационным пунктом истории и ожидают подробного его описания с подъемом, с деталями, подчеркивающими силу и удаль героя.

Но это же не стильно. Да и что тут описывать? Ну, разошелся, боевой палицей размахнулся — три головы ему снес. И всё – фанфары гремят, трубы трубят, стол накрыт, постель заправлена алым шёлком.

Но не всё так просто. Перед боем наш герой заснул, да так, что и добудиться его не могли. Цитирую показания свидетелей: "Толкала-толкала, нет, не просыпается, заплакала она слезно, и капнула горячая слеза ему на щеку". Наш герой не такой простак, чтобы от слезы проснуться. Но и похищенная девушка не лыком шита: был у нее с собою ножичек перочинный: она им и резанула по щеке Ивана-царевича, да еще и прядь волос отрезала. Он проснулся, подскочил, схватился со змием.

Была ли у нее возможность разбудить царевича? Да, уважаемый суд, была! Но зачем она его порезала, спросите недоуменно вы?

Я бы могла вам ответить, но сейчас не время для ответов на такие вопросы, и вы можете сами предполагать от чего это он спал так крепко перед ответственным мероприятием.


О смелых решениях
sheynefros
Необузданное словоблудие пишущих манекенов ослабило силу воздействия слова, оно как бы ушло в тень и утратило не только большую долю выразительности, но и значения. Нас пичкают обманом в любое время дня и ночи.

Однако же есть на свете люди может быть, у которых выработался иммунитет к словам. Слова так долго использовали без всякого смысла, но, чтобы они воспламеняли, грели, пугали, не оставляли равнодушными, они должны составлять искусный узор и воздействовать ритмом, рождающимся при их сцеплении, нести в себе загадку, которая только и будоражит сознание.

Когда на пути Клотильды Матвеевны появляются препятствия, то она понимает, что оно никак не связано с внешним миром, а только указывает, что сама Кло уходит от решения своих проблем, закрывая на них глаза.

В такой момент она останавливается и разбирается со своим внутренним миром и выясняет, кто ее внешний враг. Который зачастую является простым отражением в зеркале. И тут Клотильда Матвеевна вырабатывает схему сражения, становится скромной, гибкой и смиренной, на время отступает.

Она не пытается дать отпор и не реагирует на чужую агрессию, недовольство или несправедливость на свой счет. Для нее это всё равно, что обидеться на дождь, когда можно просто достать зонтик или переждать его дома.

Здесь главное сломать инерцию прошлых привычек.

Совет дня:
Будьте более честны и непредвзяты в отношениях со своим собственным 'Я'.




Инстаграм Рембрандта
sheynefros
Учителя Рембрандта были старательными мастерами и честными педагогами, но они вряд ли понимали, с кем имели дело. Он с юных лет пользовался большой известностью. Об этом свидетельствуют две самые ранние характеристики Рембрандта, дошедшие до нас. Одна из них принадлежит Бухеллю, юристу, который собирал заметки для своей книги, так и не опубликованной при жизни: "Сын лейденского мельника, высоко, хотя и преждевременно оцененный".

Два момента хотелось бы подчеркнуть в этой оценке, во-первых, акцент на происхождении Рембрандта из социальных низов и, во-вторых, двойственный взгляд на его искусство, этот оттенок буржуазного "но" и "хотя", который будет преследовать Рембрандта всю жизнь. Свидетельство более позднее отмечает у Рембрандта черту, имеющую, может быть, ключевое значение.

Он был предан своему искусству всем своим существом, отдавал себя ему, как священнодействию, так что, по свидетельству современника, итальянского хрониста и теоретика искусства Филиппо Бальдинуччи, "Рембрандт, занятый работой, не согласился бы принять самого первого монарха в мире, и тому пришлось бы уйти".

А по представленным автопортретам вы сами можете судить, что о себе думал сын мельника, избравший профессию живописца.
ИнстаграмCollapse )

О силе слов и бессилии смысла
sheynefros
Как-то в прессе сообщалось, что некая дама пришла в исступление, узнав, что в мясной лавке, где она обычно делает покупки, не оказалось потрохов. Еще сообщают, что две тысячи исступленных автолюбителей устроили демонстрацию.

Так что же это такое - быть в исступлении? Бесноватым женщинам в средние века случалось впадать в исступление. Они грохались оземь и корчились в конвульсиях, сердца у них колотились и поток бессвязных слов стекал с их губ. Вот они бывали в исступлении.

Так что гражданка в магазине была немного рассержена, а автомобилисты просто несли плакаты. И не более. Всё остальное – словесное надувательство.


О взаимо-не-отношениях
sheynefros
И если Томми Джонсон и отказался от мира, то это совсем не означало, что мир отказался от него.

Как это ни странно, но окружающий мир весьма активно откликался на Томми.

Но Томми упорно не хотел взглянуть на себя со стороны – роковой обет стал его тираном.




Об истинах от третьего лица
sheynefros
Все мы сталкиваемся со смертью. Кто-то в раннем возрасте, кто-то намного позднее. Кто-то проходит мимо и не видит, что она повсеместна, кто-то готовится к ней спокойно и с достоинством. А кто-то сидит рядом с ней и пьет чай.

Мы безудержно рыдаем, потеряв близких. Нам не верится, что это случилось так рядом, на расстоянии вытянутой руки. Но мы не признаемся себе никогда, что все наши слезы не по уходу человека, а по нам самим – недолюбленным, недооценённым, оставленным здесь. Что умерший? Его путь окончен, мы поспешно спрятали его в землю, сожгли, воздвигли памятник – ведь к камню приятнее обращаться, камень не обидит, не предаст, не ударит, не посмеется. Камень стабилен и молчалив.

И мы не признаемся в том, то знание о смерти, глубинное и истинное скрыто в нас самих, заложено во всех этих ритуалах, во всем нашем отношении к умершим. Заметьте, как цивилизованные люди относятся к диким южноамериканским племенам, что засушивают головы своих врагов – мы называем это дикостью и варварством, и всё же исследователи едут туда и смотрят на эти головы, и подсознательно знают правду этих голов, ту правду, что скрыта в легендах о призраках не похороненных людей.

Но стоит ли продолжать? Или вы уже догадались сами? Вы вспомнили, что смерть изображают с косой и что перерезает она некую нить, отделяя кукловода от куклы? И падает марионетка ненужной ветошью, а кукловод уходит отдыхать после представления.

Вы думаете, что вы марионетка? А так ли это? Кто вы? Ответьте на этот вопрос сами.




Об искушениях
sheynefros
Не исключено, что Томми Джонсон страшится сумасшествия и оберегает свое отшельничество от психологических искусов. И есть, есть у него на чердаке старый сундук, где держит он и старые снимки, и осколок зеркала, и даже аудио-плеер.

И возможно, что даже порой появляется у него мысль – согрешить, и согрешить активно.

Но пока он держит свой роковой обет…