Шейна Эфрос (sheynefros) wrote,
Шейна Эфрос
sheynefros

Каштановая роща

Наконец-то автор в очередной раз порадовал своих читателей новой частью очаровательного в своей непредсказуемости романа «Осколки: взгляд изнутри».

И если ранее читатель думал, что любовь самый лучший повод для убийства, то именно на этой сентенции автор «Осколков…» расправился с проницательным читателем.

Но признаемся откровенно: толпы разочарованных обывателей, которые прочтут «Осколки…» и даже некоторые более интеллигентные люди, вообще не заметят литературных реминисценций.

В данном случае невежество становится их преимуществом: аллюзии не введут в заблуждение того, кто не подозревает об их существовании . Так что автор морочит лишь тех немногих читателей, которым открыты его уловки.

И эти читатели — оценившие изощренную технику письма, уже обманутые поворотом сюжета и, возможно, знакомые с другими произведениями автора, — такие читатели всегда будут ждать подвоха от аллюзий; они ничего не примут на веру.

Надо отметить, что «Осколки…» только отчасти является детективной историей.

Перечитывая роман по второму-третьему разу, смиренный читатель будет заново прослеживать цепочку намеков, которые он пропустил при первом чтении.

В некоторых случаях — наиболее очевидных — он будет поражаться собственной первоначальной слепоте, в других — более изощренных — восторгаться авторским мастерством, интуицией и непомерными требованиями, которые предъявляется к читателю для полного понимания своего произведения.

Однако же вернемся к шестнадцатой части и сделаем новое открытие, на которое автор намекал нам неоднократно - еще в десятой части Лиза прямо пишет в своем дневнике:

«Муж мой – ювелир, антиквар, коллекционер, человек поистине энциклопедических знаний, больше походит на римского легионера, которого скорее представишь в предгорьях горы Олокрус в ночь лунного затмения или атакующим разрывающиеся македонские фаланги в битве при Пинде, чем с лупой-триплет; меч, а не гальванокарандаш больше подходит для его рук...»

И как нам совместить это заявление с авторскими характеристиками Олега, которые упорно выстраивают в голове читателя образ некого «человека-дождя», для которого прогулка вокруг дома уже большой подвиг?

Но вернемся всё к той же десятой части, где дается совершенно явная подсказка «раз Посвященный остается Посвященным всегда». Но к счастью (или несчастью?) автора большинству читателей эта фраза вообще ничего не сказала.

И нам придется обратиться к более надежным источникам информации и прогуляться по каштановой роще в поиске проводника по тропе причудливой мысли автора.

Но об этом в следующий раз. А сейчас я бы предложила порассуждать проницательному читателю о подсказках, данных именно в шестнадцатой части:

Четыре, четыре, четыре –
шепчу заветное слово.
Четыре времени года,
четыре стороны света,
Четыре (их было четыре?),
которых почти что любила,
Но нет в этом списке тебя…

Мы видим четырех мужчин и четырех женщин в романе – кто-то уходит, кто-то приходит, кто-то остается непроявленным.

Это и есть ключевой намек, так что читателю стоит обострить свою проницательность и раскрыть основную, но не главную тайну автора.





Tags: В-битве-с-богами
Subscribe
promo sheynefros февраль 3, 2015 19:01
Buy for 50 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments