Шейна Эфрос (sheynefros) wrote,
Шейна Эфрос
sheynefros

Вспомни

Доводилось ли вам испытывать чувство немоты? Но не той немоты, когда не можешь сказать ни слова, а немоты душевной? Той немоты, когда ничто внутри не откликается на внешний мир, а порой и просто недоумевает невысказанным вопросом: "А что это?" Будто находишься в театральной костюмерной, но костюмы настолько странные, что и не представляешь, на кого они сшиты, настолько причудливые, что липкий страх заполняет душу. И в этот момент, как бывает в ночных кошмарах, ноги наливаются тяжестью, крик, готовый вырваться изо рта застревает в горле удушливым комком, и отчаяние обжигает кожу липким потом.
Я смотрю на тебя и не понимаю, кто ты. Не ангелом, златокрылым, бесстрастным паришь ты над землей, но почему же прикосновения твои так легки? Нет звезд в глазах твоих, но смотря в них, понимаю – как же далеко ты от меня. Замыкаюсь в себе, тихонечко сижу, наблюдаю, и жилкой в виске бьется, бьется неотвратимое: люби меня, будь со мной, не уходи. И знаю, что никуда ты не уходишь, весь день рядом, но: "Где ты?" - кричат мои глаза, сжимаются кулаки от безысходности и тоски, вечной тоски непринятого и непонятого. И то, что раньше казалось ценным, рассыпается карточным домиком. Не жертвой я себя ощущаю, а отвергнутой жертвой. И молят, молят глаза мои: "Соедини и приблизи! К дверям твоим приведен я. Возложи руки и прими жизнь мою".
Нет, я никогда не изменяла тебе – это с тобой я изменяю своей любви, горькой страсти и нескончаемой тоске пожизненных воспоминаний.
Воспоминания… Бывает, что хватит одного слова, намека, запаха, случайного прикосновения, игры света и тени, чтобы нить потянулась и воспоминания широкой рекой потекли между берегов настоящего.
Так что я говорила о свете? Да, странное освещение было в той комнате, а ведь всё оказалось просто – витражное стекло в окне, удивительной красоты ирисы – изысканно-воздушные цветы, небесная радуга надежды.
Сегодня утром он принес мне кофе и длинное платье с распашными рукавами из шелкового бархата и алансонских кружев.
"Прекрасные изделия выходили из кузни Гефеста, не было им равных ни по красоте, ни по прочности. Словно живые летали изображенные птицы, реально жили люди, и даже ветер обретал жизнь в прекрасных творениях Гефеста."
Наблюдая за ним день за днем, час за часом, минута за минутой совершенно неосознанно, но все-таки выплывает - сердцевина его непобедимости в его цели. Вот только цель раз за разом ускользает, быстрой тенью прячется за углом, рассеивается танцующей пылью в лучах солнца.
Но отблеск достигает, и понимаю, что он – человек вечности, что черпает свои знания не из книг, а из четырёх стихий природы, и знаю я, что завяжет он в тряпицу соли, как напоминание о цели, возьмет в руки гребень с тринадцатью рунами, чтобы не забыть о сокровищах слова, и посох, и отправится в путь.

Можно, конечно, придерживаться официальной версии, а можно прислушаться к рассказам очевидцев, но лучшее, что можно сделать – послушать участников событий.
Маменька его Софья Генриховна, любила по вечерам, за чашечкой чая рассказывать истории из жизни. Одну из них я запомнила, история эта касалась их отца. И было в этой истории изначально всё не так, поскольку обычно герои имеют достойных предков, мужей достопочтимых и упоминаемых при каждом удобном и не очень случае.
Отец их родился в семье довольно обеспеченной, но мать его, женщина властная и даже местами самодурная, при его рождении заявила, что отцом ее ребенка муж не является и она не позволит ему никоим образом претендовать на так им ожидаемого сына.
Но спустя определенное время, когда послеродовая лихорадка и депрессия отпустила свою хватку, она, рассмотрев получше этого, как она в тот момент выразилась, "лягушонка", планы поменяла и отдала на воспитание своей свекрови. Бабушка воспитывала его приличным мальчиком, водила в консерваторию, нанимала учителей и была крайне удивлена, когда за ее двадцатилетним деточкой пришли люди в форме и предъявили обвинение в фальшивомонетничестве. Конечно, она наблюдала, что мальчик увлекается "чеканкой" и прочей работой по металлу, но ей и в голову не приходил масштаб его увлечений. Вернувшись впоследствии из мест отбытия наказания, он остепенился, женился, родил сына.
И все было хорошо в его жизни, но жизнь оказалась не столь длинной, как хотелось бы, и перед смертью он о чем-то долго шептался с сыном (как впоследствии прояснилось, что откровенничал о том, где запрятано было серебро и золото, но и не только об этом).
Вот такие сведения получила я об отце моего мужа, кузнеце-ювелире, у которого он учился. Или совершенствовался.
Ты можешь делить их на светлых и темных, на явных и тайных, ты можешь думать, что они для тебя очевидны, хотя знаешь, что они никому не открываются, будут ли они маяком или обманным миражом, совершенством или крестным ходом невежества, сумасшедшими или восторженно-влюбленными, но не найти тебе ни начала, ни конца, ни истока, ни причины.
В какой момент головоломка сложилась? Что стало последним паззлом, позволившим увидеть всю картину целиком? Да и в этом ли дело? Значит ли что-то небольшой карандашный штрих, заставляющий нарисованные глаза портрета стать живыми?
"О вечной молодости кто только не мечтал: Клеопатра с ее молочными ваннами, Батори – с кровавыми… Кровь и молоко – две составляющие жизни, внутреннее и внешнее, источники жизни и духа…" - все эти слова, что он тихо шептал, больше походили на фон, декорацию, даже несмотря на то, что я все-таки помню, что в той, первой ванне была не вода…
Но только теперь я поняла истинный смысл его слов.
Как бы я хотела сейчас, чтобы всё было по-прежнему: первая утренняя сигарета, с еще закрытыми глазами, наспех выпитый чай, чтобы не было в моей жизни ни тончайших фарфоровых чашек с кобальтовой сеточкой, ни янтарных переливов персикового джема, ни палевых роз в хрустальной вазе Ватерфорд.
Муж мой – ювелир, антиквар, коллекционер, человек поистине энциклопедических знаний, больше походил на римского легионера, которого скорее представишь в предгорьях горы Олокрус в ночь лунного затмения или атакующим разрывающиеся македонские фаланги в битве при Пинде, чем с лупой-триплет; меч, а не гальванокарандаш больше подходили для его рук...

Tags: Избранное
Subscribe
promo sheynefros february 3, 2015 19:01
Buy for 5 000 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments