Шейна Эфрос (sheynefros) wrote,
Шейна Эфрос
sheynefros

Забвения печальные цветы



"Можно прожить много, можно прожить мало, но вряд ли кто-нибудь из почитателей ни разу за всё это время не был в лесу. И каждый раз он замечал, что перед лесом обычно находится если не поле или долина, то наверняка какое-нибудь свободное от деревьев пространство и вот в этот момент и надо четко определить, с какой стороны от вас расположен этот самый лес. И если он справа от вас – значит идете вы налево, по пути сердца, а если слева, то руководствуетесь правым путем рассудка…" - на этом месте Апофинарий, демон двадцать восьмого уровня вздохнул и сделал глоток кофе латте, что так любезно научила его готовить Нина Васильевна.

"Итак, вы в лес вошли и тут же должны определиться с целью своей прогулки: будет ли то веселое приключение с поиском земляники и грибов или вы намерены встретить в этом лесу разную живость. Но чтобы вы не выбрали – это не имеет никакого значения для леса. Лес давно уже определился в вашем отношении, а вам, вам остается только сбиться с верного следа, заплутать в лесной чаще, преисполниться ужасом и дрожью и надеяться на путеводную звезду…"

Апофинарий задумался. Перед его внутренним взором предстал по какой-то непонятной причине морской берег, где из пучины пенной выходила Нина Васильевна, преисполненная радужных перспектив на дальнейшую судьбу демона. В этот момент Апофинарий скорее всего задремал, потому как видение это приняло какой-то своевольный характер: возлюбленная Нинон вдруг выпустила длиннющие когти и оскалилась воистину зверской ухмылкой и явно вознамерилась пустить эти атрибуты в дело.

Апофинарий помыслил о необходимости спасения и со скоростью, свойственной представителям его племени двинулся в обратный путь, ловко взбираясь на опасную крутизну скалистого берега. Нина Васильевна рванула за ним, безостановочно призывая нечестивца вернуться в дом, в семью и к прочим радостям мещанского уюта.

Однако завлечения наивкуснейшим обедом еще больше напугали Апофинария, и он предпринял попытку ускориться, но был сбит с ног неизвестно откуда появившемся в его сне Максимом Петровичем. Все призывы демона к совести Максима Петровича и напоминания об их совместных посиделках не привели к должному результату: поверженный Апофинарий был вынужден выслушать длиннющую исповедь местного бонвивана "от Ромула до наших дней" и, казалось мучениям этим не будет конца, когда в этот момент сила всемирного тяготения спасла нашего сновидца и он, с грохотом упав со стула, проснулся.

***

"В лесу что главное? Конечно же, определить, в какую сторону идти…" - Апофинарий с самого раннего утра принялся за написание своей поучительной рукописи. – "Ты можешь встретить в нем самое неведомое и самое обычное, но и это обычное может повести себя очень непредсказуемо. Но на любую злобную и голодную волчицу найдется пес-загонщик, что укажет ей на место и будет она, уязвленная и сломленная, сидеть на коротком поводке и кушать жидкую похлебку…"

Апофинарий задумался. Демон вспомнил тот злополучный день, когда внезапно исчезла Нина Васильевна и он, ослепленный болью от внезапной разлуки, в компании почти что трезвого Максима Петровича, метался по городу и близлежащим окрестностям в ее поисках. Но всякий знает, что когда человек бежит, думать ему бывает весьма затруднительно. Да что затруднительно – порой невозможно. Да и не только человеку. Демон в этом плане тоже не исключение.

Но одна мысль все-таки умудрилась мелькнуть у Апофинария, и не только мелькнуть, а даже ошарашить своей яркостью и образностью, да так ошарашить, что Апофинарий остановился и связался со своим вышестоящим начальником Агаресом, который и подсказал, что невзрачная тетрадка, найденная дивой бурлеска Евдокией Карловной в заброшенном пионерском лагере «Якорек», раскроет тайну исчезновения его ненаглядной Нины Васильевны.

И демон снова побежал, побежал, прихватив с собой Максима Петровича, побежал так, что ввел в растерянность сотрудника дорожно-патрульной службы Непришейко, дежурившего в тот день на выезде из города.

Погоня… Ничто так не освежает кровь, ничто так не взбадривает нервы, как пробежка на свежем воздухе, когда за тобой мчится голодный волк, или толпа инквизиторов, или разъяренная женщина, ну или на крайний случай сотрудник дорожно-патрульной службы, а ты точно знаешь, что нарушил и не можешь, никак не можешь остановиться.

Вот так и бежал Апофинарий до самого пионерского лагеря, где спокойным сном брачного афериста спал Петр Адольфович, не ведающий, что Евдокия Карловна уже оставила его, хотя и не по своей воле. Но сладкий сон Петрика был прерван вторжением демона.

В этом месте своих воспоминаний Апофинарий рассмеялся, уж больно забавен был Петрик в длинной ночной сорочке и с нелепыми оправданиями "у нас ничего не было". Но он тут же нахмурился, припомнив свой собственный испуг при звуке полицейской сирены, извещающей, что в лагерь приехал сотрудник дорожно-патрульной службы Непришейко, и то, как он побежал, побежал, совершенно бездумно и только божье провидение, а Апофинарий был демоном верующим, как бы ни странно это звучало, так вот только мысль о том, что начальство у него еще тот жулик, заставила его остановиться и повернуть обратно к лагерю, где Непришейко, измотанный внезапностями своего дежурства, пытался прикурить сигарету, сидя на полуразрушенном крылечке. Рука сотрудника дрогнула в очередной раз в момент, когда возникший от резкого торможения Апофинария сквознячок окончательно задул последнюю спичку.

Демон опустил с правого своего плеча Петрика, находящегося в полуобморочном состоянии, а с левого плеча – Максима Петровича, который тут же принялся восстанавливать свое физическое и душевное равновесие солидной порцией глинтвейна, который предусмотрительно захватил с собой после вызова Агареса.

Сотрудник дорожно-патрульной службы довольно неприязненным взглядом окинул троицу:

- Ну, и как это понимать, граждане? Нарушаем?

- Так ведь исключительно, чтобы предотвратить более серьезное преступление – бойко отрапортовал Апофинарий, приученный Ниной Васильевной к ежедневному просмотру "Прокурорской проверки", и поведал сотруднику о таинственном исчезновении своей ненаглядной дамы сердца.

- Так чего вы сразу меня не спросили? – удивился Непришейко. – Я знаю, куда она пошла – сам адресок ей дал.

Нечто внутри демона, похожее на сердце, учащенно забилось.

- Так где же она?

- Да у Жоржа она, у Васнецова – метеоролога.

Апофинарий помрачнел – он видел Васнецова в одной новостной передаче и тот ему совершенно не понравился, и не понравился не только потому, что Нина Васильевна совершенно непредумышленно воскликнула "ах, какой! " с несколько излишней интонацией восторга, а было в метеорологе нечто, с чем демону приходилось встречаться по своей работе…

- Тааак… Тут надо подойти с другого бока…



Tags: Ковчег-Ноевой-жены
Subscribe
promo sheynefros february 3, 2015 19:01
Buy for 5 000 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments