Шейна Эфрос (sheynefros) wrote,
Шейна Эфрос
sheynefros

День торжества

Этот день был днем торжества Анны Морган – впервые в истории королевства на экстренное заседание Ложи Овального Зеркала была приглашена девушка.

Это был ее день и ее победа, и теперь надо было закрепить эту победу окончательно и бесповоротно и доказать, что красота идеально сочетается с умом и организаторскими способностями.

Когда Кей Феррдин обратился к ней за помощью, она сразу поняла – это шанс и выпускать из рук его не собиралась. И она поставила условия, и условия эти были приняты.

Анна выложила на стол полученные ей накануне материалы: книгу отшельника от Кея Феррдина; дневник Аланы Бернард, который передал брат погибшей девушки Лавейн, также приглашенный на сегодняшнее заседание Ложи; папку с рисунками пропавшей Тенаи, предоставленную Гарсом Мейлендом.

- Итак, уважаемые господа, приступим к исследованию имеющихся материалов, - начала Анна свое выступление, но тут же поправилась: - Вернее, послушайте, что я обнаружила, изучив их. Во-первых, как правильно заметил Кей Феррдин, записи в книге отшельника были сделаны разными людьми. Мы не можем точно говорить, записывал ли сам отшельник свои наблюдения, но абсолютно достоверно я смею утверждать, что последние записи были сделаны Аланой Бернард. – Анна открыла книгу отшельника и дневник Аланы. – Вы можете сами убедиться в этом, и я уверена, что почерковедческая экспертиза это подтвердит целиком и полностью.

Присутствующие приподнялись со своих мест и удивленно посмотрели на записи.

- Это еще не всё. Теперь перейдем к рисункам Тенаи. Я отложила некоторые из них, которые мне показались наиболее странными. Первый рисунок – девушка перед зеркалом. Я долго смотрела на нее, казалось бы, что в ней такого. В девушке мы вполне узнаем саму Тенаю. Перед ней стоит зеркало, на столике мы видим букет из цветов, а в самом зеркале, присмотритесь, видите – кроме отражения самой девушки имеется еще чье-то. Едва заметная тень, но тень от чего или скорее кого? И обратите внимание на цветы – не находите странного сходства с цветами, что были найдены на несчастной Алане? К тому же – на заднем плане мы видим через распахнутую дверь, как другая девушка что-то ищет в сундуке, а на полу возле нее лежит старинный фолиант.

- Неужели ты думаешь… - начал было принц Арчи, но Анна попросила не перебивать и дослушать до конца.

- Видите ли, господа, один рисунок ни о чем нам сказать не может. Поэтому приступим к следующему. Мы снова видим Тенаю, но уже рядом с ней сидит и Алана. Заметьте, как бледна Алана, как безжизненно ее лицо и только жест руки позволяет нам думать, что она жива. Мы видим, как она передает что-то Тенае, хотя рука ее и пуста. Мрачный фон картины создают бордовые занавески, которые больше напоминают театральный занавес. А между ними – вглядитесь – силуэт мужчины, практически сливающийся с фоном. И только гаснущий огонь лампы бросает отблески и позволяет нам рассмотреть картину, что висит на дальней стене – лежащий мужчина с крыльями.

Собравшиеся зашептались между собой, взволнованные и недоумевающие.

- И вот теперь я вас спрошу: почему до сих пор никто не переговорил с отцом погибшего при столь странных обстоятельствах Играса Патриджа? Почему ни полиция, ни наш уважаемый Кей не выяснил такой простой факт, как тот, то Играс проводил с Тенаей и Аланой много времени?

- Но с чего ты это взяла? – спросил принц Арчи.

- Признаюсь, что я не хотела вмешиваться в ваши мужские дела, но коль вы меня сами пригласили, то напомню собравшимся, что я проходила практику в клинике доктора Элла и видела собственными глазами, как эта троица приходила туда. Причем неоднократно, - Анна обвела членов ложи торжествующим взглядом. – И я, между прочим, пригласила Дадли Патриджа, чтобы он рассказал всё, что ему известно о делах своего сына. Он ждет в приемной.

- Господин Патридж, мы приносим вам свои соболезнования с связи с гибелью вашего сына, - произнес принц Арчи. Патридж кивнул и растерянно посмотрел на Анну Морган.

- Я пригласила вас, чтобы вы помогли нам разобраться в случившемся. Вы можете рассказать нам об Играсе?

- Конечно, если это хоть как-то приблизит к поимке негодяя, погубившего моего мальчика. Когда мы только переехали в вашу страну, я говорил ему: будь осторожен в знакомствах. Но разве молодежь слушает советы? Играс был мечтателем и совсем не разбирался в политике. Конечно же, ему было приятно войти в круг блистательной молодежи, чему университет весьма способствовал, но увлечения его последнего года меня настораживали. Вы знаете, что молодые люди, особенно студенты, любят всяческие тайные общества. Но разве их целью является познание тайн? Нет и еще раз нет! Они придумывают себе искусственные секреты, наслаивая их друг на друга, пока не скроется их подлинная сущность – полнейшая внутренняя пустота. Но Играс стремился попасть туда, а после знакомства с Аланой и Тенаей это стремление осуществилось. Но после этого он стал чрезвычайно взволнованным и всё говорил, что ужасная опасность угрожает нам всем.

- Господин Патридж, а что это была за ложа? Ваш сын не сообщал вам ее названия?

- Он говорил, что в ложе сплошь высокопоставленные чиновники и аристократы да еще свора их горячих поклонников, которых используют как антураж да для разных поручений. Название? Да, он упоминал – что-то связанное со слонами. С тремя слонами.

- Может быть "К трем слонам"? – спросил Арчи.

- Да, именно так, я еще посмеялся: не хотят ли они пробуравить землю и добраться до слонов, на которых она покоится.

Принц Арчи обвел взглядом собравшихся и взволнованно им сообщил:

- Ну, что ж, друзья, дело, оказывается, серьезнее, чем мы предполагали…

***

А в это время в клинике доктора Элла Сундучок Кудесов старательно выводил в выданном ему за примерное поведение блокноте главы новой своей книги. Сундучок был прилежен, поскольку знал, что это неотъемлемое свойство гения, а то, что он гений, он нисколько не сомневался. И наперекор судьбе, поместившей его в психиатрическую клинику, Сундучок писал и писал, причем, убористым мелким почерком, заостряясь на деталях, раскрывая грани и мельчайшие подробности, усугубляя тем самым жизненность своего творческого вымысла.

В новом его романе история обычной семьи слесаря-сантехника преображалась через призму его мировосприятия в кровавый триллер, где сантехник, раздираемый между противоречивыми чувствами к своей жене и пристрастию к философским словопрениям и тайному влечению к своему соседу, встает на нелегкую тропу безжалостного маньяка, приобретая тем самым вес в полицейских сводках о преступлениях и славу в желтой прессе.

В перерывах Сундучок гулял во внутреннем дворике клиники да вкушал скромную пищу, что выдавалась в столовой во избежание развития чревоугодия у пациентов.

А поздними вечерами, когда мир погружался в сон, Сундучок вспоминал свою жену – красавицу Осембиру, ее нежную кожу и лучистые глаза, искал ответ на вопрос, кто же убил его друга Колобка, и старался не думать о словах доктора Элла, утверждающего, что он всё это придумал, и нет никого Колобка, нет Осембиру, а есть только он – Чест Уондер, писатель-неудачник с полиморфным психическим расстройством.




Tags: Ковчег-Ноевой-жены
Subscribe
promo sheynefros february 3, 2015 19:01
Buy for 50 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments