Шейна Эфрос (sheynefros) wrote,
Шейна Эфрос
sheynefros

По маленькой и закусить

Охота на мух
Над волной ручья
Ловит, ловит стрекоза
Собственную тень.
(Фукуда Тие)




Из сундука были извлечены самые неожиданные вещи: альбом с засушенными цветами, коробка с камнями, в том числе и драгоценными, рукописи книг, стопки старых журналов, пила в трех экземплярах, пять чернильниц непроливашек, несколько гусиных перьев, шляпа волшебника, мантия с золотыми орхидеями, чашка Великого Петри, несколько скорлупок от лесных орехов, безделушки из слоновой кости, изображавшие гномов и эльфов, одна плюшевая корова с неумело приделанными на ее спине крыльями из накрахмаленной марли, изумрудного цвета лягушка, медведи на велосипедах, чучело кота, обмотанное металлом желтого цвета. А под всем этим богатством и разнообразием, свернувшись в клубочек, мирным сном спал Сундучок Кудесов, он же Жорж Васнецов, он же автор анонимных романов, издаваемых под именем Эйвона Стратфорда.

- Хорошо парень погулял, - заметил Максим Петрович.

Теная же бросилась к своему спасителю, своими возгласами радости разбудив Жоржа.

Нина Васильевна поднесла ему чашу своего знаменитого глинтвейна, чтобы он хоть как-то пришел в себя и поведал историю как своего исчезновения, так и своего появления в таком странном транспортном средстве.

Апофинарий грозно хмурил брови, сотрудник дорожно-патрульной службы Непришейко предвкушал новую звездочку на своих погонах, студент Толик внутренне клялся больше не пить, а Петрик на всякий случай упал в обморок, из которого и наблюдал за разворачивающимися событиями.

Немного придя в себя, Жорж пояснил, что был арестован за подозрительный внешний вид и отсутствие при себе документов и, так как он назвался в полицейском участке Сундучком Кудесовым, то был направлен в психиатрическую клинику доктора Элла, который принял его с распростертыми объятиями как своего старого клиента, леченного некогда от депрессии. И так бы он там и остался, если бы не последнее наставление старого Холля: пройди сквозь мысль, но мысли его были несколько запутаны препаратами, которыми его усиленно пичкали в клинике, поэтому-то он и оказался в этом странном сундуке, но на свободе.

После рассказа о злоключениях Жоржа Нина Васильевна прослезилась, Теная шептала "милый, милый", Элеонора вздыхала по какой-то своей причине, и только сотрудник дорожно-патрульной службы Непришейко совершенно некстати спросил:

- А девчушку-то зачем похитил? Да и с Ниной Васильевной непонятное дело.

- Он меня не похищал! – воскликнула Элеонора. – Он меня спрятал от позора и этого ужасного мохнатого монстра, что живет у меня под диваном!

- Так-с… Стокгольмский синдром налицо.

- А дневник? – вступил с обвинением Апофинарий.

- Дневник мне посоветовал вести доктор Элл, после несчастного случая с Тиной, чтобы избавиться от непреходящей боли! – пояснил Жорж. – После него я и решил заняться сочинительством.

- Ну, это мы еще проверим, - грозно подытожил Непришейко. – А теперь…

- Может по маленькой и закусить? – внес свое предложение Максим Петрович. Компания, в том числе и вмиг очнувшийся Петрик его поддержала.

Праздничный обед возобновился. Гости угощались, веселились, вспоминали разные подробности их совместных приключений, сцены из книг Жоржа, сетовали, что так и не узнали, нашла ли Кваква своего Вишенку, и кто решил судьбу Колобка, как вдруг, совершенно захмелевший Петрик спросил:

- А кто же убил Алану Бернард?

Произнесенные Петриком слова камнем зависают в воздухе: Нина Васильевна изображает недовольство испорченной за обедом приятной беседой, Элеонора делает непонимающее лицо и активно хлопает длинными ресницами, Теная поплотнее придвигается к Жоржу, Максим Петрович употребляет рюмку в одиночестве, Апофинарий настороженно оглядывается в сторону места, где еще недавно была входная дверь, и только сотрудник дорожно-патрульной службы Непришейко, продолжая жевать кусок хорошо прожаренного бифштекса, констатирует:

- Местные товарищи разберутся.

И дожевав до конца, уточняет:

- А вы с какой целью интересуетесь?

И вот тут, именно в этом месте, а не ранее и наступает знаменитая немая сцена. Сцена одного актера – Петрика: звук изумления слетает с его уст, он столбенеет, раскинувши руки по сторонам, выпучивает глаза и единственное, что никак у него не получилось сделать в этот раз – это упасть в обморок.



Tags: Ковчег-Ноевой-жены
Subscribe
promo sheynefros february 3, 2015 19:01
Buy for 5 000 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments