Шейна Эфрос (sheynefros) wrote,
Шейна Эфрос
sheynefros

В некотором царстве это было


В некотором царстве дело было: олигарх жил с милою женою. Сын у них – Ванюша, молчаливый, что боялись – тронут головою, но врачи никак не подтвердили сей диагноз, мальчик же их вырос, стал красивым юношей и как-то он пошел в гараж послушать друга старшего – водителя папаши, Кузьмичом его все люди кличут. Тот Кузьмич – специалист отменный, мальчика все развлекал он сказкой и учил водительскому делу.
В тот же день Кузьмич был очень хмурый, всё вздыхал и охал, а Ванюше так сказал: "Иди скорей к папаше, попроси машину прокатиться да беги из дома ты подальше – скоро у тебя сестра родится, изведет она тебя и всё семейство". И Ванюша очень испугался, прибежал к отцу, кричит с порога, тот от радости не стал уж разбираться: дал машину, только молвив: "С богом! "
И поехал Ваня, что есть мочи, лошадиных сил уж не жалея, ехал долго лесом и полями, ночью, днем, не отдыхая вовсе. Вот приехал к тетушкам в Саратов. Бухнулся он в ноги им с порога. Только тетушки старушки были, пряли пряжу, да вязали что-то. Повздыхали, Ваню пожурили и сказали: "Ты побойся бога. Видишь пенсия у нас копейки. Как тебя мы прокормить-то сможем? " Ваня лишь вздохнул и сел в машину и продолжил он свою дорогу.
Вот к Уфе подъехал, там же дядя, честных правил несомненный лидер, но и дядя отказал Ванюше – гнев наследников он явственно предвидел. Вот доехал Ванечка до моря, на паром он погрузил машину и отправился в страну под кругом солнца, что гордится горкой Фудзиямой. В чайном домике, куда зашел с дороги встретил он прекрасную Адзуми. И забилось сердце ретивое на наследницу из дома Пивасакэ.
В это время на Копейском тракте родилась Ванюшина сестренка, за исход рождения которой все врачи премного волновались, но боялись гнева олигарха, прятались, чтоб не убил с досады. Сам же олигарх себя бодрить пытался рюмкой водки и токайского бокалом, сочетание такое, как ни странно, ему очень даже сильно помогало.
Вот конец мучениям приходит – родилась малютка ровно в полночь, умиленному папаше дали сверток он решил, что лучше и не надо. Имя ей он тут же и придумал, и назвал красавицу Анютой. "Прямо ангел во плоти" - так молвил. Лишь Кузьмич всё хмурился в досаде, он то знал, что девочка не ангел, а совсем другое даже нечто.
Странные дела творились в детской: отвергает молоко Анюта, бьется криком, маму огорчает, не утешится ничем ребенок. Но одно сыскалось все же средство: как приходит сам Кузьмич к малютке, тут же та внезапно затихает. Он ее берет себе на руки. Кормит из бутылочки старинной, неизвестно что в ту наливая. Дни идут, недели за неделей. Год за годом, но растет девчушка, подрастает – видно, будет милой. Только вот одно - не ест как люди.
"Что же Ванечка? " - с тревогой спросишь. Ванечка работает сансукэ – спины трет и головы он моет, бреет шеи он прекрасным гейшам. А в хибати угольки пылают, вишни ароматом окружая. Девушки щебечут о мужчинах, о богатых только лишь мечтая. И никто не смотрит на Ванюшу, банщика в упор не замечая. Не касаются их повседневные заботы, всё решает Омицу-оками.
И узнал Ванюша, что оками покровителя Адзуми подыскала – сам министр ночного освещенья согласился за невинность выкуп заплатить большой ценой деньгами, и назначено уж время встречи. И от горя он не знал, что делать, разъярилось болью его сердце, и быть может, страшное задумал. Бросился он в день тот, явно черный, к домику, где встреча состоится. Раздвигает двери: что за диво? Видит, что министр лежит убитый и торчит из сердца его шпилька. Только нет прекрасной девы юной… "Убежала, скрылась, кто похитил? " Нет ответа Ване на вопросы…
Растревожился совсем Ванюша, кинулся он к консулу, тот помощь оказать ему пообещался и связался тут же с сёсаканом, что расследовал запутанное дело. Сёгун зол – ругается, бушует, требует виновных всех к ответу, обещает так же и награду сёсакану он за расторопность. Тот не знает, что ему и делать, Адзуми найти послал ищеек, кандалы одел на Омицу-оками, косо смотрит все равно на Ваню, несмотря на консула посылы и подарков щедрых подношенье. Ваня же тем временем старался сам найти любимую Адзуми. Опросил он девушек всех местных и хозяек чайных и агэя. Не видал никто из них девчушку в черном кимоно с узором рикка.
Между тем Анютка подрастала. Вот уж ходит, бегает, смеется, но с детьми играть она не хочет, к Кузьмичу-водителю лишь жмется. Тот всё брал девчушку на охоту, из ружья стрелять учил он отменно, белку, зайца, а порой косулю подстрелить Анюте-то не жалко. Увязался как-то и папаша, олигарха, ох, трудна как ноша. Он развеяться решил с дочуркой по лесам ближайшим прокатиться. И не ведал, чем всё обернется – у судьбы загадочные тропы, но ведут они всегда к несчастью, если человек не бережется.
Выстрел грянул громом преисподней. Олигарх недоуменно охнул, взгляд остановился на дочурке, что улыбкой странной ухмылялась. Милосердно небо к олигарху – потерял от боли он сознанье и не видел, как всё дальше было, как прервалась нитка его жизни, как набросилась Анюта на добычу, сердце из груди папаши вынув.
Как узнал Ванюша о папаше, что убит был юною сестрою, бросил поиски прекрасной он Адзуми - сколько лет они совсем бесплодны, что отчаялся найти девчушку в черном кимоно с узором рикка. Он сперва заехал было к дяде, но узнал, что дядя давно умер, лишь оставил Ванечке подарок – кол осиновый с серебряною ручкой. Дальше наш Ванюшечка в Саратов завернул, но там опять могилки, тетушки велели только Ване передать в наследство перстень с ядом.
Вот Копейский тракт уже пред Ваней, подъезжает к дому: там сестренка, выбежала, Ваню привечает, на обед зовет, сама дурное дело, сразу видно девка затевает. Только Ваня наш совсем не промах – он в бокал с вином ей капнул яда, но Анюту ядом не достанешь, только лишь взревела страшным рыком и набросилась, что сил есть на Ванюшу, еле он от сестринской любови палкою осиновой отбился.
Прибежали слуги на подмогу, только ведь хозяйка им не в радость. Слышит Ванечка в пылу сраженья голос уж давно им было позабытый: "Ты проткни ей сердце своей палкой! " - то была Адзуми, что сбежала от министра, что купил невинность. Ванечка как голос тот услышал, весь взбодрился и исполнил это, что обязан – расквитался за папашу.
Ванечка победою доволен, больше рад, что он нашел Адзуми, свадебку они сыграли скоро и оставили достойное потомство.
А Кузьмич? Кузьмич, конечно, плакал, плакал он по девушке Анюте, что была как ангелок красива, но имела душу цвета ночи.




Tags: Сказки-от-Совы
Subscribe
promo sheynefros february 3, 2015 19:01
Buy for 50 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments