Шейна Эфрос (sheynefros) wrote,
Шейна Эфрос
sheynefros

Categories:

О юных талантах

Мазаччо (1401-1428) прожил короткую жизнь, всего двадцать семь лет, но это не помешало ему войти в историю.

Его дед был столяром, изготовлявшим сундуки-кассоне и другие предметы мебели. Отец Мазаччо выбился в люди, став нотариусом родины Мазаччо — тихого провинциального городка Кастель Сан Джованни (теперешний Сан Джованни Вальдарно), лежащего посередине главной дороги между Флоренцией и Ареццо. В 1406 году молодой нотариус умер, и его жена вышла замуж за местного аптекаря, одна из дочерей которого имела мужем живописца Мариотто ди Кристофано. Возможно он и был первым учителем рисования у Мазаччо. Хотя тречентистская традиция (то есть схематическая трактовка человеческого лица, воспринятая многими последователями Джотто) слабо проявлялась в его живописи.

Сохранились сведения о личной связи Мазаччо с этими двумя выдающимися мастерами раннего Возрождения - Брунеллески и Донателло.

Триптих Сан Джовенале датирован 23 апреля 1422 года.



В центре алтаря Мадонна с младенцем и двумя ангелами, справа от неё святые Варфоломей и Блез, слева — святые Амвросий и Ювеналий.
Весома перспектива трона, навеянного троном, на котором сидит султан во фреске Джотто в Санта Кроче. Свободно развернуты в пространстве представленные вполоборота со спины фигуры коленопреклоненных ангелов. Удачен ракурс правой руки Антония, опирающейся на посох, не менее удачен ракурс книги в руке Ювеналия. Особенно выразительно лицо Антония, сильное и волевое, выходящее за рамки тречентистского стереотипа.

Одна из сохранившихся ранних совместных картин Мазаччо и Мазолино – “Мадонна с младенцем и Св. Анной” была написана для церкви Сант Амброджо около 1424 года.



Доля авторства каждого художника до сих пор вызывает споры. Вазари приписывал Мазаччо авторство всей картины. Искусствовед Роберто Лонги считал, что кисти Мазаччо принадлежит Мадонна с младенцем и правый ангел, который держит занавес, а всё остальное написано Мазолино, которому, вероятно, и была заказана картина.

В «Изгнании из рая» Мазаччо достигает особого лаконизма.



Фигуры Адама и Евы, тяжело шагающие по земле, непритворно выражают охватившее их отчаяние: Адам прикрывает лицо руками, плачущая Ева стыдливо старается скрыть свою наготу. Они утратили блаженство, и возврат в рай, врата которого представлены слева, им навсегда закрыт: летящая фигура ангела с мечом изгоняет их на веки вечные. Движению Адама и Евы вторят линии холмов, подчеркивающие безнадежное расставание с раем. Все это Мазаччо рассказал так просто и убедительно, что не может быть никаких кривотолков в интерпретации этой сцены. Мы как бы слышим тяжелую поступь несчастных грешников, их фигуры, обработанные мощной светотенью, выступают из плоскости с такой рельефностью, как будто им тесно в отведенном для них пространстве (хотя Адаму-то чего стыдиться?)

По словам Вазари, Мазаччо “первым поставил людей на ноги”, решил проблемы перспективы, дал новый образ человека, наделённого чертами демократизма, исключающего всякую сословную ограниченность.


Tags: Культурное-обострение
Subscribe
promo sheynefros february 3, 2015 19:01
Buy for 50 tokens
Вот говорят: прекрати стараться для тех, кому наплевать. И говорят: если человек не ценит, то время, что вы, бросив всё, уделяете ему, то не тратьте на него свою жизнь. Но грабли они такие грабли… А впрочем, хватит. И контрольный вопрос “знаете ли вы дорогу в Уганду” мне уже не нужен, если человек…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments